You must enable JavaScript to view this site.
This site uses cookies. By continuing to browse the site you are agreeing to our use of cookies. Review our legal notice and privacy policy for more details.
Close
Homepage > Regions / Countries > Middle East & North Africa > Iraq, Iran & the Gulf > Yemen > Popular Protest in North Africa and the Middle East (II): Yemen between Reform and Revolution

Массовые народные протесты в Северной Африке и на Ближнем Востоке (II): Йемен, между реформами и революцией

Доклад N°102 Северная Африка 10 Mar 2011

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ И РЕКОМЕНДАЦИИ

Режим президента Салеха столкнулся с серьезными геополитическими вызовами задолго до того как волна народных восстаний, зародившаяся в Тунисе и Египте, докатилась до Йемена.  На севере страны правительство ведет борьбу с восстанием "Аль-Хоуси", на юге - с день ото дня крепнущим движением сепаратистов ["Аль-Харрак аль-Джануби"]. Аль-Каида также, все чаще демонстрирует признаки активности на Аравийском полуострове. Мотор политической жизни страны работает вхолостую из-за двухлетнего противостояния по вопросу избирательной и конституционной реформ; параллельно, все силы отдаются напряженной подковерной борьбе за раздел активов после ухода Салеха. Большинство населения живет в крайне сложных и продолжающих ухудшаться экономических условиях, к которым теперь следует добавить народные возмущения. Существуют опасения, что движение протеста может стать последней каплей в котле нестабильности, нарушить и без того исключительно хрупкое политическое равновесие и привести к гражданской войне. Однако движение народного протеста может послужить предостережением политической элите и сыграть роль катализатора для проведения безотлагательных структурных реформ, результатом которых должно явиться реальное разделение властей и создание подотчетных репрезентативных институтов. Для достижения этой цели представители оппозиции, реформистски настроенные члены правящей партии и активисты гражданского общества должны проявить немалую решимость и добиться активного сотрудничества. Со своей стороны, международное сообщество должно содействовать национальному диалогу, сместить акцент на оказание политической и экономической помощи развитию и гарантировать, что помощь, направленная на усиление структур безопасности, не будет использоваться для подавления оппозиции.

Географический охват и скорость распространения влияния событий в Тунисе и Египте поражают воображение. В Йемене конкретным результатом этого влияния стала трансформация принципов социальной мобилизации, метаморфоза характера народных требований и модификация стратегических расчетов элит. Народные восстания в Северной Африке придали уверенности в своих силах нынешнему поколению активистов, которые, осознанно воссоздавая методы и требования зарубежных соратников, вышли на улицы и стали открыто призывать к отставке Салеха и свержению режима. Их цели, несомненно, разделялись большой частью йеменского общества, однако мало кто отваживался на их публичное выражение. Официальная оппозиция, племенные лидеры и представители духовенства на первых порах предпочли оставаться в тени, но по мере непреклонного увеличения масштабов демонстраций и  параллельной эскалации тактики жестокого подавления протестов представителями служб безопасности, они приняли решение наверстать упущеное и сегодня поддерживают наиболее радикальные требования демонстрантов.

По большому счету, вспыхнувшие волнения застали режим врасплох и ответные действия правительства были смешанными. С одной стороны, был принят ряд жестких мер, особенно на юге  страны, где активно применялась тактика устрашения, отдельные представители движения протеста были арестованы, некоторым были нанесены телесные повреждения и были зафиксированы несколько случаев убийств. Согласно большинству отчетов, сторонники режима в штатской одежде взяли инициативу в свои руки, вооружившись для разгона демонстраций палками, дубинками, холодным и огнестрельным оружием. Полиция и сотрудники аппарата безопасности в лучшем случае были не в состоянии защитить протестующих, а в худшем - содействовали разгонам демонстраций или даже принимали активное участие в действиях, направленных на подавление протестов. Кульминацией эскалации насилия стали события 8 марта, когда армия открыла против демонстрантов огонь на поражение.

С другой стороны, режим приступил к мобилизации сторонников и организации массовых контр-демонстраций. Несмотря на то, что многие, возможно, присоединились к ним по финансовым соображениям, было бы неверным квалифицировать их как исключитеьно показные мероприятия. Салех продолжает пользоваться поддержкой населения, обусловленной связями племенной лояльности и укоренившейся системой патронажа, служащей единственным источником привилегий. Кроме того, отсутствие в стране политической фигуры, могущей составить ему конкуренцию, придает дополнительный вес президентской "легитимности по умолчанию". Наконец, президент был вынужден пойти на ряд беспрецедентных уступок, особенно в отношении ограничения количества президентских сроков и унаследования власти.

Избранная стратегия не дала ожидаемых результатов. Тактика жесткого подавления инициировала запуск механизма обратной положительной связи: гальванизация молодежного движения и расширение рядов демонстрантов. Попытка мобилизации сторонников произвела определенный положительный эффект, импульс которого, однако, затухает с течением времени: традиционная база поддержки истощается и каждый день президент теряет надежных союзников, включая племенных лидеров и представителей духовенства. Что же касается уступок, то их интерпретация представителями продолжающего набирать силу движения протеста существенно отличается от трактовки Салеха: то, что видится президентом как масштабный компромисс, протестующими  рассматривается как недостаточные и недостойные доверия послабления.

Что ожидает страну в будущем? Несомненно, заманчивым подходом является проведение параллелей с тунисским и египетским сценариями и предсказание быстрого падения режима. Ситуация в Йемене во многом схожа с предреволюционными условиями в этих странах. Намного сильнее, чем тунисцы или египтяне, йеменцы страдают от бедности, безработицы и всепроникающей коррупции и если экономическое неравенство и пандемическая несправедливость - ключевые факторы революционного движения, то у режима есть все причины для опасений. Как и в предыдущих случаях, многочисленные требования демонстрантов кристаллизовались в призыв к безоговорочной отставке президента, а само движение протеста демонстрирует замечательную устойчивость и способность аккумулировать силы и влияние в условиях противодействия со стороны властей.

Однако, Йемен - не Египет и не Тунис (хотя, справедливости ради следует отметить, что и Египет совсем не походил на Тунис, что приводит к мысли, во-первых, о том, что народные движения протеста автономны по отношению к социальным структурам и, во-вторых, прогнозы о том, каким будет очередной режим - кандидат на свержение бессмысленно). Режим в Йемене отличается большей политической гибкостью, не в такой степени склонен к жестким репрессивным действиям и опирается на более широкую социальную базу. Он в совершенстве освоил тактику кооптирования оппозиции, а чрезвычайно развитая система патронажа и кумовства обеспечивает крайне низкий градус открытых  проявлений недовольства президентом. Кроме того, в стране существуют функционирующие - хотя, несомненно далекие от совершенства - государственные институты, включая многопартийную систему, парламент и местные органы власти. Церемонии жевания листьев ката играют важную роль в процессе обмена идеями и выражения накопившихся претензий. Все вышеперечисленные факторы выступают в качестве социально-политического "клапана", позволяющего стравливать пар общественного недовольства, политического соперничества и инакомыслия, параллельно предоставляя пространство для переговоров и компромисса.

Другие значимые различия обусловлены социальными особенностями. Племенные союзы, региональные особенности и легкий доступ к оружию (особенно на плоскогорьях в северной части страны) по всей вероятности, станут ключевыми факторами, определяющими основные характеристики процесса трансформации политического устройства. Вооруженные силы Йемена не отвечают основным критериям - географическим и композиционным - определяющим национальную армию. Степень институционализации отдельных элементов структуры сил безопасности значительно разнится и, в целом, они представляют собой совокупность феодов. Фактически все представители высшего военного командования являются родственниками Салеха и, по всей вероятности, встанут на его сторону в случае обострения ситуации.

Следующий важный элемент: степень сплоченности оппозиции, сыгравшей важную роль в рамках успешных движений протеста в регионе. Сохранение единых целей различных представителей оппозиционных движений в условиях продолжающегося восстания "Аль-Хоуси" и напряженных отношений между племенами севера и юга страны представляется маловероятным. Активно действующее - и представляющее собой наиболее адекватный инструмент для мобилизации противников режима - на юге страны движение "Аль-Харрак аль-Джануби" выступает за отделение и сложно предположить, что такая идеологическая платформа сможет произвести единую национальную идею. Несмотря на то, что представители  "Аль-Харрак аль-Джануби" признают, что движение протеста на севере положительно сказывается на ситуации в их регионе, отвлекая на себя силы безопасности, такая поддержка представляется скорее проявлением тактического оппортунизма, нежели признаком сотрудничества для достижения общей цели. Необходимо отметить, однако, что ситуация начинает меняться: молодежные активисты стремятся преодолеть региональные различия, и зонтичная группа оппозиции "Партии совместного заседания" (ПСЗ) прилагает усилия для выстраивания более тесных отношений с повстанцами на севере и юге страны. Результат таких усилий пока предсказать невозможно, несмотря на очевидность того, что именно он  определит дальнейшую судьбу Салеха.

Перспектива межплеменной войны вызывает у многих йеменцев повышенное беспокойство. Наблюдатели указывают на возможность вооруженных столкновений в рамках борьбы за власть между двумя соперничающими группировками племенной конфедерации Хашид (одна из них поддерживает клан президента, другая - сыновей недавно скончавшегося шейха Абдаллы Бен Хусейн аль-Ахмара). Правила игры постоянно меняются, что, с одной стороны, предоставляет политическим субъектам исключительную возможность для проведения серьезных реформ, а с другой - увеличивает вероятность жестокого конфликта.

Воодушевленные успехами, демонстранты отказываются от полумер и требуют немедленной отставки президента. Глава государства и те, для кого его правление долгое время служило источником обогащения и привилегий, вряд ли сдадутся без борьбы. Придти к компромиссу будет нелегко. Режим должен будет пойти на гораздо более значительные уступки, чем те, вероятность которых он соглашался рассматривать до сих пор. Для реального изменения ситуации потенциальные уступки с необходимостью должны будут затронуть узловые компоненты системы "покровитель-клиент", а также силовые структуры. На оппозицию и активистов гражданского общества в таком контексте также ложится большая ответственность. Несмотря на то, что предпосылки для демократических реформ существуют уже в течение долгого времени, им не следует форсировать события и стремиться к свержению режима любой ценой, не пытаясь пойти на компромисс или установить диалог с властями. Такие безрассудные действия могут привести к эскалации насилия и в таком случае Йемен упустит реальную возможность переписать нормы и правила стремительно теряющего эффективность общественного договора.

РЕКОМЕНДАЦИИ

Партиям оппозиции:

1. Продолжать поддерживать возглавляемые молодежью и гражданским обществом мирные акции протеста заявлениями и, в индивидуальном порядке, путем официального участия в деятельности группы "Партии совместного заседания" (ПСЗ).

2. Проводить переговоры с правящей партией Всеобщий народный конгресс (ВНК) и религиозными лидерами по плану мирного перехода власти.

3. Предложить определенные сроки и приоритетные пункты повестки дня для репрезентативного национального диалога.

4. Предложить глубокие, безотлагательные реформы с целью:

a) выполнения режимом обещаний не продлевать срок президентских полномочий и не передавать этот пост сыну президента; и

b) уменьшения полномочий президента и силового аппарата и увеличение полномочий репрезентативного гражданского правительства.

5. Дистанцироваться от все более жесткой борьбы за власть, ведущейся между семьями Салеха и аль-Ахмара.

6. Продолжать - посредством проведения акций протеста, международного наблюдения за национальным диалогом, заключения договора по срокам перехода к демократическому государственному устройству и кампании в СМИ - оказывать давление на режим, для того, чтобы последний выполнил свои обязательства по проведению реформ;

7. Активизировать усилия по налаживанию контактов и координации действий со сторонниками "Аль-Хоуси" и членами движения южан ("Аль-Харрак аль-Джануби"), стремящихся к мирным реформам.

Реформаторам в партии Всеобщий народный конгресс:

8. Выдвинуть конкретные предложения по повестке дня и срокам для мирной передачи власти и репрезентативного национального диалога.

9. Сотрудничать с членами гражданского общества по оказанию давления на президента, с целью принятия последним незамедлительных шагов по выполнению своих обязательств в области реформ (отказ от нового президентского срока; отказ от передачи власти сыну; подлинный национальный диалог; защита прав демонстрантов и наказание нарушивших эти права).

10. Поддержать создание многопартийной системы, путем:

a) выхода из ВНК и формирование новой партии, включающей реформаторов всего политического и регионального спектра; или

b) реформирования ВНК, активизация членства в партии на всех уровнях и выдвижение на руководящие посты в партии городской молодежи.

Президенту и его семье:

11. Уважать права всех граждан, в том числе проживающих на юге страны, на проведение мирных акций протеста и собраний и предать суду всех виновных в совершении актов насилия против демонстрантов.

12. Предпринять верифицируемые шаги, с целью обеспечения проведения обещанных реформ по ограничению сроков президентских полномочий и не допустить передачи власти по наследству.

13. Продолжить переговоры с СЗП и религиозными лидерами по плану мирной передачи власти и проведения национального диалога, включая значительные ограничения власти и привилегий племени президента санхан путем установления гражданского контроля над армией и структурами безопасности.

14. Прекратить провокационные заявления в отношении СЗП, демонстрантов, "Аль-Харрак аль-Джануби" и "Аль-Хоуси".

Международной группе "Друзья Йемена", включая членов Совета сотрудничества стран Персидского залива и G8, а также представителей ООН, ЕС, Лиги арабских государств, МВФ и Всемирного банка:

15. Содействовать установлению национального диалога, проявив готовность сыграть роль наблюдателей;

Саудовской Аравии:

16. Действовать в рамках программы "Друзья Йемена"; воздержаться от установления прямых отношений с отдельными шейхами;

Правительствам западных стран - доноров, включая США:

17. Гарантировать, что помощь силовым структурам не будет использована против демонстрантов и реформаторов:

a) пересмотреть политику оказания помощи, определив главным ее приоритетом экономическое и политическое развитие;

b) предпринять шаги для обеспечения гарантии того, что помощь армии и структурам безопасности не будет использоваться для подавления внутренней оппозиции и разгона мирных демонстраций;

c) устанавливать более тесные связи с гражданским обществом и группами оппозиции, включая участвующие в мирных акциях протеста "Аль-Харрак аль-Джануби".

18. Продолжать заявления о недопустимости насилия и выступать с публичными заявлениями, осуждающими применение насилия против мирных демонстрантов по всей стране.

Сана/Брюссель, 10 марта 2011 г.

More Information

Podcast

Yemen Between Reform and Revolution

14 March 2011: Mass protests have convulsed Yemen in recent months, as the country's established opposition parties have joined large street demonstrations in calling for Ali Abdullah Saleh to abdicate the presidency. April Longley Alley, Crisis Group's Senior Analyst for the Arabian Peninsula, looks at what distinguishes Yemen's protest movement from others throughout North Africa and the Middle East.

Download/Subscribe